Быстрый крах или долгая стагнация?

Всемирный банк опубликовал доклад, в котором утверждается, что введение санкций против России контрпродуктивно, потому что ударит по европейской экономике. В то же время эксперты, собравшиеся в Праге на международную конференцию, полагают, что о серьезных санкциях речь в ближайшие годы не пойдет. Впрочем, Россия сама неплохо справляется с задачей разрушения собственной экономики.

Эксперты Всемирного банка (ВБ) отмечают, что «увеличение напряженности может привести к новым и более жестким санкциям, возможным перебоям в торговых и банковских потоках». Однако, по их мнению, надо учитывать «тесные экономические связи между ЕС и Россией», по причине которых «такой поворот, вероятнее всего, будет иметь разрушительные последствия для обеих сторон».

Дальше авторы доклада переходят к теме секторальных санкций, как потенциально наиболее болезненных для России. Речь, разумеется, в первую очередь про энергоносители. Эксперты ВБ обращают внимание на то, что сейчас «доходы РФ от продажи нефти составляют 9% от общего уровня ВВП и 25% от доходной части бюджета». Так что «потеря европейского экспортного рынка может привести к снижению этих показателей на 10% от объема ВВП».

Что это будет означать для России, представить нетрудно. Как раз тогда же, когда публиковался доклад Всемирного банка, в Праге прошла конференция «Россия в движении: амбиции, возможности и поиск идентичности». Ее участники сошлись на том, что нынешняя экономическая стратегия — путь в никуда. Спорным остался лишь вопрос о том, как быстро Россия туда попадет.

Так, слушая известного экономического географа Наталии Зубаревич, можно было прийти к выводу, что бюджетные диспропорции между консолидированным бюджетом России, федеральным и региональными бюджетами уже привели к фактическому банкротству большинства субъектов Российской Федерации. Теперь же, похоже, что именно на их плечи будет возложена почетная обязанность финансировать модернизацию присоединенного к России Крыма.

В то же время Зубаревич подтверждает выводы экспертов Всемирного банка о том, что большинство европейских стран в ближайшее время просто не смогут позволить себе серьезные секторальные санкции против России. Так что нынешняя экономическая деградация может затянуться на годы, ресурсов хватает.

Впрочем, экономический обозреватель Борис Грозовский не исключил и «очень быстрого коллапса». В свою очередь Николай Петров из ВШЭ отметил клановый характер современной российской экономики и также отвел ее нынешней модели не больше нескольких лет, вслед за чем, по его мнению, последует очень быстрый развал существующей системы.

Европейские экономические эксперты таких категоричных выводов избегали. В частности Карел Свобода из Института международных исследований, вслед за Наталией Зубаревич усомнился в прибыльности и перспективности переориентации российского энергетического сектора на Китай. По его мнению, с учетом потенциальных реальных, а не заниженных затрат на инфраструктуру, хорошо, если контракт в итоге будет сведен к нулевой рентабельности.

Сотрудник Moody’s analitics Мартин Яничко также отметил очень тяжелое положение российской экономики и ее катастрофическую зависимость от экспорта энергоносителей. В отличие от российских коллег, он предположил, что секторальные санкции все же будут в краткосрочной перспективе введены Западом, что еще больше затруднит ситуацию.

Но интереснее всего рецепты, которые предлагает России аналитик Moody’s. Помимо традиционной диверсификации и борьбы с коррупцией, это «демилитаризация» публичного дискурса и политика поддержки семей, которой, по мнению Яничко, сегодня в России нет.

Кстати, что касается вопроса «демилитаризации» и вообще возможности трансформации власти и публичного пространства в России, то он обсуждался журналистами и экспертами по медиаполитике. Их выводы еще более неутешительны. Общим местом в обсуждении стала тема деградации российской общественной сферы. Как следствие политолог Александр Морозов завел речь о необходимости создания за пределами России русскоязычного университета. А обозреватель чешских «Экономических известий» (Hospodářske noviny) Ондрей Соукуп говорил о том, что проект создания спутникового русскоязычного телеканала в ЕС (о намерении создать который ранее заявляли Чехия и Польша) можно было бы только приветствовать, поскольку аудитория для него есть. Но это не должно быть пропагандистское СМИ, ориентированное, например, только на Юго-Восток Украины, в идеале оно должно быть самофинансируемым или, как минимум, получать деньги из максимального количества источников, чтобы речи не могло идти о его ангажированности.

Иначе говоря, в значительной мере обсуждение сводилось к тому, можно ли «вынести» за пределы России и сохранить то, что не сможет в ней существовать в условиях доминирования «консервативных ценностей», как их называет российская власть.

Впрочем, в Чехии многими российское общественное пространство воспринимается исключительно через призму российских медиа и идущей пропагандистской войны с Украиной. Так что, например, Вацлав Лидл из Ассоциации по международным вопросам свое выступление практически полностью посвятил анализу современной российской пропаганды.

Однако никакая пропаганда не в состоянии устранить те экономические проблемы, которые фиксируют как российские, так и зарубежные эксперты. Так что вопрос лишь в сроках — когда именно неизбежный кризис станет очевиден и начнет оказывать влияние на общественную и политическую жизнь. При условии, разумеется, что экономическая и внутренняя политика в России в ближайшее время не изменятся