Грабли имени СССР

Сделав ставку на Уго Чавеса в Венесуэле, Россия взяла на себя высокие политические риски. Если к власти в латиноамериканской стране придет оппозиция, российские компании могут потерять миллиарды долларов.

«Против кого дружите?» — именно этот вопрос из знаменитого советского фильма лучшим образом характеризует всплеск интереса России и Венесуэлы друг к другу. Выгнав из страны американские ТНК, Уго Чавес остро нуждался в новых союзниках, которых не так-то просто было найти в однополярном мире. И восстанавливавшая свой политический вес Россия оказалась как нельзя кстати. За последние 11 лет Каракас стал одним из важнейших стратегических партнеров Москвы на латиноамериканском континенте, а Москва, начиная с 2006 года, реанимировала свои отношения со странами Латинской Америки. Дружба с Каракасом позволяла Кремлю не только держать руку на пульсе в Западном полушарии, но и при необходимости провоцировать США, вспоминает старший аналитик ИК «РИКОМ-Траст» Владислав Жуковский.

Риски дружбы с революционерами из Латинской Америки были известны еще со времен Советского Союза, но Россия не побоялась наступить на те же грабли. По оценке эксперта, сейчас российские компании реализуют проекты в Венесуэле на общую сумму $22-25 млрд. Прежде всего, речь идет о крупных инвестиционных проектах «Роснефти» — в частности, разработке месторождений Хунин-6 в нефтяном поясе Ориного, где уже началась промышленная добыча. Россияне планировали инвестировать в геологоразведку и разработку месторождений свыше $20 млрд. За счет венесуэльских проектов «Роснефть» уже к 2017-2018 годам сможет прибавить к своему общему объему добычи около 300 тыс. баррелей в сутки, или 110 млн баррелей нефти в год, полагает аналитик «Инвесткафе» Юлия Войтович.

Однако теперь есть шанс все потерять, если к власти придет лидер оппозиции, которая в Венесуэле вполне сильна. Последние выборы Уго Рафаэль Чавес Фриас выиграл с небольшим отрывом (примерно 9%), вспоминает главный специалист отдела ценных бумаг банка «Интеркоммерц» Иван Кибардин. За 14 лет правления Чавес не превратился в диктатора, и в стране сохранилась достаточно сильная оппозиция. В случае ее прихода к власти, с большой долей вероятности, политический и экономический курсы изменятся, полагает эксперт. «Под удар, вероятно, попадут контракты на поставку вооружения, усложнятся дальнейшие инвестиции в эту страну. Но даже если к власти придет Николас Мадуро (нынешний вице-президент — ред), произойдет смягчение отношений с США, ибо именно Чавес был убежденным социалистом и противником политики Вашингтона», — заявил он «Росбалту». (О том, как венесуэльский лидер строил в своей стране «социализм XXI века», читайте здесь).

Директор Фонда национальной энергетической политики Константин Симонов настроен более категорично. «Чавес вышвырнул все американские компании из своей страны, не заплатил им никакой компенсации. Так что здесь сценарий понятный: если оппозиция побеждает на выборах — все, до свидания, российские деньги. Это будет фактически повторение ливийского сценария, когда дружба с Каддафи привела к тому, что (после его свержения — ред.) все проекты были приостановлены», — заявил он «Росбалту».

Развитие проектов с Венесуэлой многие называют чуть ли не личным проектом Игоря Сечина — бывшего вице-премьера, а ныне главы крупнейшей государственной нефтяной компании «Роснефть». Не случайно на похороны Чавеса от России отправились сам Сечин в ранге спецпредставителя президента России, Денис Мантуров как сопредседатель двусторонней межправительственной комиссии и глава «Ростехнологий» Сергей Чемезов. Именно «Роснефть» и структуры, подконтрольные «Ростехнологиям», наиболее сильно продвинулись в реализации проектов на территории этой латиноамериканской страны. И в нынешней поездке им, видимо, придется договариваться о сохранении своих инвестиций и планов.

Россия «заходила» в Венесуэлу «странным путем», отмечает Константин Симонов. По его словам, помимо инвестиций, были еще выплаты за право участия в проектах — в частности, за Хунин-6 была выплачена огромная сумма. «Фактически, это был личный бонус Чавеса за то, что он отдал этот проект российскому консорциуму», — заявил он «Росбалту».

Эксперт напомнил, что главным «заводилой» в консорциуме была «Роснефть», и другие компании вынуждены были в нем участвовать. «Когда Сечин был вице-премьером, он заставил все крупные нефтяные компании, сказал, что мы идем в Венесуэлу, это наш геополитический проект. Не все компании были в восторге», — напомнил Симонов, добавив, что когда Сечин уходил из правительства, некоторые компании вроде «Сургутнефтегаза» вовремя вышли из проекта, понимая, что он из себя представляет.

Шанс остаться в венесуэльских проектах у России остается только в двух случаях — если на выборах победит нынешний вице-президент или к власти придут военные, в основном сторонники ныне покойного Уго Чавеса. «В этом плане шанс выкрутиться у нас есть. Но я лично считаю, что вероятность того, что наши компании выгонят из Венесуэлы, очень велика», — сообщил Симонов.

При этом эксперт обратил внимание на странный характер самого решения развивать добычу в Венесуэле, а не на территории России, где существует огромное количество вариантов вложений в разработку местных месторождений, прежде всего, в Восточной Сибири и на шельфе. У «Роснефти» есть огромное количество лицензий, которые сама она разработать не может. «Она приглашает Экксон, Эни, Статойл и параллельно с этим закачивает миллиарды долларов в такие непонятные страны, как Венесуэла», — посетовал эксперт. По его мнению, Россия сейчас фактически повторяет ошибки Советского Союза, который из политических соображений закачивал миллиарды долларов в другие государства. «Зачем Кубе простили $30 млрд, какой в этом смысл? Опять занимаемся ошибками, которые совершали. Никакого политического влияния мы не получаем. Миллиарды долларов инвестируются в непонятные страны, где мы получаем одну оплеуху за другой. К сожалению, у нас это все чаще в политике: решил большой человек, что надо идти в Венесуэлу, и начинается сбор под знаменами экономических войск. Но они могут головы сложить после войны очень быстро», — считает Симонов.

Как бы то ни было, после кончины Уго Чавеса очевидно начнется новый раунд борьбы за ресурсы Венесуэлы. И совершенно не факт, что у менее харизматичного вице-президента хватит смелости и политического умения противостоять американскому и европейскому давлению. Слишком уж лакомый кусок представляет собой эта страна. Венесуэла обладает крупнейшими в мире доказанными запасами по нефти. По данным BP, на конец 2011 года они составляли почти 18% мировых против 16,1% в Саудовской Аравии и 11% в Канаде. При этом венесуэльская доля в мировом производстве составляла всего 3,5% по сравнению с аравийскими 13,2%.