Россия: где скрыто богатство нации?

Премьер В. Путин, прославившийся выражением «все эти годы я пахал, как раб на галерах», в недавнем выступлении перед Госдумой призвал в ближайшие 10 лет удвоить производительность труда. «А в ключевых отраслях экономики – увеличить в три-четыре раза», – уточнил он.

По части производительности труда мы действительно очень сильно отстаем от стран «Большой семерки». Казалось бы – что такого? Но, если серьезно подтянуть этот вроде бы абстрактный показатель, выгода для всех и каждого будет огромной и вполне конкретной. Зарплаты в РФ подтянутся до такого уровня, что жителям США и Европы впору будет задуматься, не переехать ли на работу в Россию. Насколько реально совершить этот рывок?

Чудо на Рейне

«Нужно четко понимать: если мы не сможем в обозримом будущем все эти разговоры о модернизации и инновациях облечь в рост производительности труда, у нас нет никаких шансов на рывок в развитии и улучшении качества жизни. Нашей стране неоткуда черпать трудовые ресурсы. Поэтому наш единственный путь – работать эффективнее», – объясняет генеральный директор компании «Финэкспертиза» Агван Микаелян.

Обычно экономисты сыплют цифрами, когда рассказывают, как рост производительности труда меняет к лучшему жизнь народов. Книг об этом написано – без счета. Известно – этот показатель в РФ в среднем в пять раз ниже, чем в других развитых странах. Для примера: если в США и ЕС каждый миллион долларов в копилку национальных ВВП зарабатывают 11–14 человек, в России – 57.

Но вместо сухой статистики лучше рассказать историю. Сейчас трудно в это поверить, но полвека назад Южная Корея была одной из самых нищих стран мира. Пример Кореи не случаен. Многие эксперты проводят параллели между некоторыми чертами нынешней экономической политики правительства РФ и той стратегией, с помощью которой Корея выкарабкалась из самых низов и поднялась до 12-й экономики мира и шестого крупнейшего мирового экспортера.

Стартовая позиция была ужасной. В 1960 г. корейский годовой ВВП на душу населения составлял 103 доллара. Столько каждый житель страны своим трудом вносил в сокровищницу национального богатства. В то время даже у Афганистана, Никарагуа, Сирии, Эквадора и Перу этот показатель был заметно выше. США по ВВП на душу населения обгоняли Южную Корею в 28 раз, Британия – в 13 раз, Финляндия – в 11 раз и даже Пуэрто-Рико – всемеро.

Вдобавок при разделе Корей югу крупно не повезло. Вся промышленность, металлургия, химия и энергетика традиционно группировались на севере. А на юге были только неконкурентоспособные на мировом рынке текстильные предприятия и слабое сельское хозяйство. Сеул в те годы называли «потерянным городом», положение считалось безнадежным, никто не верил, что ситуацию можно изменить. Утечка мозгов была феноменальной. 90% молодых корейцев, которых правительство посылало учиться за границу (своих инженеров, физиков и т.д. не было), отказывались возвращаться домой.

Потом случился военный переворот. На 18 лет к власти пришел генерал Пак Чжон Хи. Он не стал разворовывать нищую страну, вел невероятно скромную личную жизнь (экономил даже на еде) и каждую минуту посвящал своей стратегии построения новой экономики Кореи. В основе лежала цепочка пятилетних планов. В первую пятилетку создали мощную легкую промышленность – это было проще всего. В середине 1960-х гг. половину корейского экспорта составляли ткани и одежда. Во вторую пятилетку появились металлургия, судостроение и химпром. Их развитие шло на деньги, заработанные на первом этапе. В стране появились гигантские металлургические комбинаты, превратившие ее в одного из крупнейших производителей стали. Корейские верфи производили треть всего мирового тоннажа новых судов. Третья пятилетка принесла Южной Корее самые технологичные отрасли – автомобильную и электронную промышленность.

Что это дало народу? За полвека ВВП Южной Кореи увеличился в 430 раз! Ежегодный рост экономики составлял 7–9% (в промышленности – до 30%). Экономисты назвали это «чудом на реке Хан» по аналогии с «чудом на Рейне» – бурным послевоенным восстановлением экономики Германии. В результате реальные доходы населения за 20 лет выросли в 15 раз. К 1989 г. – в 55 раз, к 2010 г. – примерно в 200 раз. Сейчас средние зарплаты в Корее выше, чем в США и Западной Европе. С начала реформ безработица упала с 38 до 2%. Число бедных с 1965 по 1980 г. сократилось с 40 до 10%. Между прочим, успех экономики КНР, экономический рост которой сейчас рвет все ленточки мировых рекордов, во многом повторяет корейские идеи.

Четыре причины для счастья

Вернемся в Россию. При чем тут производительность труда? При том, что именно она в конечном счете создает богатство любой страны. ВВП – экономическая мощь государства, она создается трудом простого народа. Сколько сделали, столько и заработали.

При этом показатель ВВП на душу населения очень сильно связан с размером реальных зарплат. Например, по расчетам Всемирного банка, в прошлом году ВВП на душу РФ составил 10,5 тыс. долл. (315 тыс. руб.). Это вполне сопоставимо с размером средней годовой зарплаты – 26,118 руб. в месяц (по данным Росстата). Правда, в силу ряда экономических причин средняя зарплата в любой стране – всегда чуть меньше ВВП на душу. Но несущественно.

Так что насколько вырастет производительность труда в государстве – примерно настолько же увеличится и объем денег в кошельках населения. Каковы наши перспективы по этой части?

Во-первых, при отставании в 3–5 раз от стран «Большой семерки» РФ есть куда расти. Некоторым отраслям – особенно. Скажем, в сельском хозяйстве трудится 10% населения, а вклад этого сектора в ВВП – 4,8%. Соответственно, производительность труда на селе вдвое ниже, чем в среднем по стране.

Провальных предприятий в стране хватает. В зависимости от отрасли на 30–40% заводов уровень производительности труда «ниже плинтуса». Она отстает от мирового в 5–10 раз. Причем процент «неудачников» примерно одинаков во всех, даже самых конкурентоспособных индустриях.

Во-вторых, тем не менее не все отрасли и не все предприятия РФ отстают от зарубежных конкурентов. Самые провальные результаты обычно показывают крохотные заводики с персоналом в 100–250 человек. Зато у некоторых производственных гигантов в целом все неплохо. Пятая часть российских заводов работает в 2–3 раза эффективнее, чем отрасль в целом. Производительность труда у лидеров в 10 раз выше, чем у наиболее отстающих товарищей. Огромный разрыв между передовыми предприятиями и аутсайдерами наблюдается в металлургии, пищевой промышленности и деревообработке. В этих отраслях «скачки» производительности труда могут достигать 25 раз!

В-третьих, предприниматели напрасно боятся роста зарплат. Дешевая рабочая сила далеко не всегда идет на пользу экономике. По образному выражению экономиста Евгения Ясина, «батальон таджиков в России по-прежнему с успехом заменяет экскаватор».

Поэтому наши предприятия экономят на оборудовании, но раздувают штаты. Взять, к примеру, металлургию. Чтобы выплавить 1 млн. тонн стали, российский комбинат задействует 5 тыс. рабочих. Конкурентам в США для производства того же 1 млн. т достаточно 300 сотрудников. Даже китайские компании обходятся силами 700 рабочих.

В-четвертых, у РФ действительно далеко не призрачные шансы через 10–15 лет догнать по уровню зарплат страны «Большой семерки». «Для этого нужно, чтобы производительность труда 13 лет подряд росла на 12% в год», – подсчитал экономист ЦМАКП Владимир Сальников.

Правда, аналитики Финэкспертизы приводят другие расчеты. В ближайшие 10 лет производительность труда в ЕС и США будет расти в среднем на 4% в год. Поэтому сравняться с ними по этому показателю Россия сможет не раньше 2024 года. Причем только если наш ВВП будет расти на 10% в год. Пока прогноз – 6%. В этом случае мы догоним Запад по зарплатам и уровню жизни к 2054 году. Но даже при 6% роста может получиться и быстрее. Последние семь лет производительность труда в РФ в среднем росла на 6% в год. По данным Росстата, за то же время среднедушевые доходы населения увеличились в 3,5 раза. Так что богатство народа может расти даже быстрее экономики.

Хотя лучше присмотреться к примеру Южной Кореи. Что характерно – там никто не обещал чуда и богатства здесь и сразу. Но они пришли – со временем и упорным трудом.