Уж август близится, а кризиса все нет

Теория, которая объясняла бы, почему именно в августе на Россию начинают сыпаться несчастья, до сих пор не создана, зато фактических данных набралось на много теорий заговора.

Каждый раз можно было бы найти признаки приближающейся беды. Но становятся очевидными они, к сожалению, только после того, как беда случилась. Зная особые отношения России с августом, можно вглядеться в происходящее в экономике и угадать возможные несчастья грядущего месяца.

ЗАТИШЬЕ ПЕРЕД АВГУСТОМ

Кажется (но так бывает и всегда), что пока ничто не предвещает беды. Нефть находится на уровне близком к $70, а российская экономика, судя по всему, нащупала дно и даже делает попытки всплыть. Аналитики Merrill Lynch и «Банка Москвы» предвещают резкое улучшение статистических показателей (как их считает Росстат – год к году) благодаря низкой базе третьего квартала прошлого года.

Более того, в последнем исследовании Merrill Lynch назвал очень оптимистичный прогноз по российскому рублю, курс которого к концу этого года достигнет уровня 30,61, а к концу следующего – 29,26 рублей за доллар.

Но в экономике России по-прежнему много дисбалансов. Нынешний кризис разразился из-за двух главных и взаимосвязанных причин: оттока капитала и снижения цен на нефть. К сожалению, ситуация и с нефтью, и с капиталом нестабильная, причем, становится все более нестабильной с каждым месяцем. И очень вероятно, что уже в ближайшее время (например, в августе) – она станет стабильной, – но в самом неблагоприятном для России смысле.

Расхождение показателей финансовых рынков и реальной экономики

БАНКИ БЕЗ ДЕНЕГ

Начнем с самой неявной проблемы российской экономики: дефицита ликвидности. Она может оказаться даже более важной, чем проблема «плохих долгов». Центробанк планомерно снижает ставку, чтобы стимулировать кредитование. При этом он уже влил в экономику много денег. И население снова потихоньку понесло сбережения в банки. Казалось бы, банковская система наполнена деньгами. Однако, это не так.

По расчетам «Альфа-Банка», ликвидность банковского сектора быстро снижается и находится сейчас на критически низком уровне. Свободных средств у банков – около 700 млрд рублей. На этом уровне экономику начинает трясти (как в марте 2009 г. или декабре 2008 г.).

Но, на самом деле, и этими средствами банки не могут свободно распоряжаться. Около 570 млрд – их задолженность перед Центробанком. «Своих» денег совсем немного. И любое ухудшение ситуации поставит банки в тяжелую ситуацию.

К примеру, ослабление рубля моментально «оттянет» на себя всю ликвидность (так как банки бросятся скупать валюту). В этом случае вернется ситуация, когда банки задыхались без денег, а ставки лезли все выше. Это ситуация, которая была в августе 2008 г., когда начался полномасштабный финансовый кризис в России, – напоминают в «Альфа-Банке».

НЕФТЯНОЕ ЗАЗЕРКАЛЬЕ

Показатели нефтяного и фондового рынков пугающе расходятся с показателями реальной экономики. Согласно прогнозу Международного энергетического агентства, спрос на нефть, несмотря на активный импорт ее Китаем, в нынешнем году упадет на 2,9% по сравнению с 2008 (что логично – ведь мировая экономика сожмется, по прогнозу Всемирного банка, на 3%). Тем не менее, сама нефть весь год дорожает, и выросла в цене уже на 40%. Это привело к росту фондовых рынков тех стран, которые зависят от сырья. Но Россия выделяется даже на их фоне.

Индекс РТС с начала года подрос примерно на 80%. Российские фондовые площадки по своей динамике немного уступают только китайским. Но в Китае во втором квартале ВВП вырос на 7,5%, а в России – упал на 10,4%.

Рано или поздно, цена на нефть должна прийти в соответствие со спросом, а фондовые рынки – в соответствие с этой новой ценой нефти и старым состоянием экономики. И есть аргументы за то, что это случится скорее рано, чем поздно.

Недавно опубликованные данные по США показали, что запасы нефти там выросли за последнюю неделю вопреки ожиданиям сразу на 50 млн баррелей и превысили прошлогодние показатели. Это притом, что на носу осень, когда спрос в США традиционно падает. К тому же, там ожидается теплая зима. Импорт нефти в Японию сокращается все больше.

При таких прогнозах нервы у инвесторов могут сдать, и цены на нефть упадут не осенью – зимой, а уже в августе.

ВОЛЯ РЫНКА

Резкое снижение цен на нефть автоматически вызовет отток капитала с российских рынков, падение фондового рынка, обвал курса рубля, кризис в банковской и бюджетной системах.

Но, к сожалению, все это может произойти и без падения цен на нефть.

Это вполне может случиться, если инвесторы вдруг решат, что им больше нечего делать в России. Попытки игры на фондовом рынке и спекуляции carry trade в России, где ставки высоки относительно других стран, очень скоро закончатся.

В начале июля уже случалось резкое ослабление российской валюты: доллар прибавлял по рублю в день, фондовые рынки падали, банки судорожно скупали валюту, а Центробанк вливал валюту в поддержание курса. В «Центре макроэкономического анализа и краткосрочного прогнозирования» считают, что это была лишь репетиция, а настоящий отток спекулятивного капитала из страны (который неизбежен) случится как раз в августе.

ВОЛЯ ВЛАСТИ

Сигналом к началу прошлой атаки на рубль послужило чисто техническое изменение в рекомендациях Центробанка относительно валютной позиции. Сигналом к следующей (и более мощной атаке), тоже может быть любая мелочь. К примеру, признаки того, что монетарную политику в одной из крупнейших экономик собираются ужесточать (что становится все более вероятным).

Хватит даже намека Бена Бернанке (не зря же он недавно подробно рассказал, как мог бы сокращать ликвидность в случае необходимости), который охладит пыл спекулянтов по всему миру. Ближайшее заседание Комитета по открытым рынкам ФРС, кстати, запланировано на 11 – 12 августа.

Все это, конечно, просто сценарии. К тому же российская экономика и так уже пострадала: теперь падать ей будет не так высоко. Да и цена на нефть вряд ли рухнет в два раза. И рубль вряд ли переживет соответствующее этому падение (до уровня 50 – 60 рублей за доллар), или даже более мягкое – до 40 рублей за доллар – хотя бы потому, что у Центробанка достаточно резервов, чтобы смягчить удар или даже разбить спекулянтов наголову, как он сделал в начале июля.

Другое дело, что тогда дефицит бюджета на этот год планировался в размере 8% ВВП, а на следующий – 5% ВВП. Теперь, оказывается, бюджетная дыра 2009 – 2010 намного больше – примерно на 1,8 трлн рублей. Значительную часть этих денег правительство могло бы заработать на разнице курсов валют (ведь нефтяные фонды хранятся не в рублях). Поэтому на этот раз соблазн не противиться спекулятивной атаке будет куда сильней.