Лановой: Украина идет по пути Греции

Экс-министр экономики Украины, глава Центра рыночных реформ Владимир Лановой считает главными проблемами украинской экономики внешние долги, инфляцию и узурпацию секторов экономики отдельными частными группами. По его словам, политика заимствований как действующей, так и предыдущей власти грозит экономике коллапсом.

Если имеющиеся тенденции будут продолжаться, уже через год Украину ждут серьезные экономические проблемы, считает эксперт. О том, какие реформы и преобразования необходимы нашей стране, как привлечь инвесторов и наполнить бюджет Пенсионного фонда, а также, выгодна ли Украине экономическая интеграция с Россией, известный экономист рассказал в интервью ЛІГАБізнесІнформ.

— Владимир Тимофеевич, уже можно определить, насколько экономическая политика действующей власти отличается от политики предшественников?

— Предыдущая власть позволяла развиваться стране, обществу в значительной степени самостоятельно. Субъекты хозяйствования и потребители были активными участниками общественных и экономических процессов. И такая модель больше отвечала рыночным принципам. Хотя государство оставалось весьма активным в этих процессах. Но я не идеализирую предыдущую власть. Было частым ручное управление экономикой: государственные закупки, избирательный подход к госинвестициям, подписание экономически необоснованных соглашений и контрактов, сдерживание и диктовка цен и многое другое. Ради популистского эффекта делались нелогичные вещи.

Сегодня же власть опирается на крупный бизнес, который не принимает рыночные отношения — он поглощает, диктует свои условия, поднимает цены, игнорируя конкуренцию. Такие перекосы ни к чему хорошему не приводят. Экономика должна развиваться спокойно, плавно, сбалансированно. С точки зрения методов все осталось, как было, а в некоторых случаях даже стало хуже.

— В чем хуже?

— Например, при президенте Ющенко поддерживалась и стимулировалась модель внешнего притока капитала — прямых иностранных инвестиций. Теперь все остановилось. Правительство стало основным кредитором в государстве. Оно берет на себя все гарантии и обязательства.

Украина перешла к централизованному управлению и хозяйствованию. Идет процесс узурпации секторов экономики отдельными частными группами, что еще больше усугубляет ситуацию. Значит, украинцы станут еще беднее. Это латиноамериканская модель, когда все люди бедные, а государство якобы сильное.

— А как же начатые командой Януковича реформы?

— Я не понимаю, куда движется правительство, какая цель реформ. Направлением реформ должно быть установление рыночного саморегулирования, конкуренции, добровольного ценообразования, гарантированности прав собственности, рыночного распределения инвестиций, свободного кредитно-денежного обращения, автоматизма структурных изменений, устранения субъективных вмешательств чиновников. Не власть должна определять, сколько выделить денег на угольную промышленность или на информационные технологии. Это должен определять рынок. Эти базовые принципы могут быть реализованы только после последовательного перехода к рыночной экономике. Но как это сделать, у меня такое впечатление, власть не знает.

Реформы должны обеспечить переход от государственного монополизма к инициативному предпринимательству на базе частного права. Целью должна стать интеграция страны в мировые конкурентные системы.

— Сегодня мы видим желание Украины интегрироваться, в частности, в российскую экономику…

— Интеграция должна быть рыночной, горизонтальной, выгодной национальному бизнесу, а не устанавливаться исходя из политических решений. Естественная необходимость обмена и кооперации, а не формальность договоров и концентрация власти. Еще — равенство и добровольность участников, их взаимоподдержка, в том числе научно-технологическая, информационная, инфраструктурная, социальная. С Россией и другими странами бывшего СССР могла быть реинтеграция на новых условиях, но такого желания у нашего соседа не видно.

— То есть Таможенный союз Украине не нужен?

— Какой может быть Таможенный союз, если Россия смотрит на Украину, как на сырьевой придаток. Мы все чаще сталкиваемся с ограничениями в торговле. В России параллельно строятся предприятия, производящие продукцию, которую мы им поставляем. Мы не слышим предложений, чтобы одна сторона развивала одно производство, вторая — другое, после чего уже снимаются границы для общего рынка, проводится кооперация, создаются совместные предприятия и совместные позиции на третьих рынках, как это происходит в цивилизованных странах. Мы видим, что Россия только вытесняет нас с рынков.

Кроме того, на сегодня неизвестно, как в Таможенном союзе будут распределяться пошлины, в какой бюджет они будут идти. И чем Таможенный союз отличается от Советского союза? Сулят миллиардные доходы… Не нужны Украине эти миллиарды, дайте ей самой их заработать.

— Россия обещает дешевый газ…

— Разговоры о дешевом газе — просто разговоры. Цену диктует рынок. Сегодня она одна, завтра — другая. Не будет Россия жертвовать своими доходами, благополучием своих граждан и продавать нам газ по $200, если его рыночная цена будет $500.

Сегодня главный лозунг России — «перевести всех иждивенцев на мировые цены, чтобы они приползли на коленях и умоляли». Какая же это интеграция? Интеграция — это свободный выбор, это заинтересованность бизнеса, это объединение рынков, это равновесие на рынках. Сейчас нас только отталкивают. Таможенный союз для Украины при таком отношении бесперспективен.

— Власть убеждает: Украина близка к подписанию документов по ассоциации и Зоне свободной торговли с Европейским Союзом…

— Действующая власть декларирует проевропейскую политику, но ее на самом деле нет. Есть опасения, что Европа откажет нам в ассоциированном членстве из-за того, что у нас отсутствуют гражданские и рыночные свободы, верховенство права, независимость судов. Для европейцев наша действительность — азиатская, иерархическая, недемократичная. Работать европейским бизнесменам в такой стране — большие риски.

— Поэтому иностранный инвестор и не спешит вкладывать в Украину. Как изменить ситуацию?

— В первую очередь, должна быть стабильность цен — неинфляционное происхождения доходов. Крупные инвесторы, когда входят в любую экономику, смотрят, какой дефицит бюджета в этой стране и какая инфляция. В 1990-е в Украине почти не было иностранных инвесторов, потому что дефицит бюджета и инфляция зашкаливали. Кроме того, для инвестора важен макроэкономический прогноз, а в нашей стране сделать прогноз при постоянных правительственных изменениях бюджетных расходов, заимствований, цен, тарифов, квот, объемов денежных эмиссий, невозвратов экспортерам уплаченного НДС, авральных погашений долгов по зарплате, искусственного накопления и списания энергетических долгов и прочего делать прогнозы — неблагодарное дело.

В Украине очень плохой инвестиционный климат. Работать у нас открыто и спокойно — невозможно. Разрешения, проверки, вымогательства отбивают охоту заниматься делом. Также инвестор не придет туда, где одному печатают деньги, а другой платит бешеные проценты по кредитам. Правила должны быть одинаковы для всех.

Еще один важный момент — налоговая система должна быть конкурентоспособной. Мы должны создать условия, при которых чистая прибыль наших предприятий была бы выше ,чем у других стран Европы. В Украине налоговая система по-прежнему очень перегружена. Предприятия рассматриваются как неисчерпаемый источник бюджетных нужд.

— Одним из главных достижений действующая власть считает принятие Налогового кодекса…

-Изменения, вносимые Налоговым кодексом, во многом, к сожалению, деструктивны. Ключевые вопросы, как теневая экономика, пожирание энергии, дестимулирование накоплений и инвестиций, оставлены без внимания. На сегодня у нас отчисления в Пенсионный и социальные фонды составляют 37%, для угольных предприятий — 40%. Съедается почти вся прибыль предприятий, большинство из которых в Украине и так малоприбыльные. В этом году половина предприятий — убыточны. Они либо не платят в Пенсионный и социальные фонды, либо платят и вследствие этого становятся убыточными. Накапливается долг перед ПФ на сотни миллиардов гривен. Проблема заведена в тупик. Действующая система налогообложения неприемлема, а Кодекс ее утверждает.

Другим системным изъяном есть обвинительный и карательный уклон документа. Бизнес — в состоянии изгоя. Мелкое предпринимательство — враг народа.

— Пенсионная реформа в силах решить проблему Пенсионного фонда?

— То, что сегодня делает власть — попытка сбалансировать финансы. Пенсионный фонд хотят сделать менее зависимым от бюджета. Но пока что правительство не нашло реальных источников, которые могут наполнить фонд. Не видит оно и путей модернизации пенсионно-налоговой системы. Повышение пенсионного возраста и трудового стажа не могут улучшить ситуацию. Пенсионная реформа в Украине должна привести систему социального содержания пожилых людей в соответствие с частно-собственническими реалиями и действительно солидаризировать работающих. Пытаться же пристроить в нынешних условиях советскую модель государственного пенсионного страхования — очередная утопия властей. Кроме того, нельзя увеличить пенсионные поступления вне экономического контекста: надо преодолеть убыточность, стимулировать создание новых рабочих мест и прокладывать новые отрасли, возвратить в страну 5 миллионов эммигрантов.

— Нам нужны сейчас деньги МВФ?

— Кредит МВФ не нужен был даже в 2009 году. В 2008-м был провален валютный курс, в таких условиях растет экспорт, а импорт останавливается. Международных кредиторов не устраивала ситуация с приостановкой импорта, поэтому они сразу предложили деньги, чтобы продолжался ввоз импортных товаров. Кредит в большей степени был предназначен не для украинской экономики, а для иностранных компаний, поставляющих свою продукцию в Украину. Нельзя брать эти деньги. Нужно стимулировать экспорт и внутреннее производство. Если будем продолжать жить в долг, экономику ждет крах.

— Украине грозит сценарий Греции?

— Сейчас наша страна идет тем же путем, что и Греция, Португалия, Испания. Украину ждут серьезные экономические проблемы уже в 2012 году. И дефолт намного вероятней, чем кажется.

— Это из-за пиковых нагрузок по выплате внешних долгов?

— Украина только в этом году должна отдать $11 млрд. Это огромные деньги. Хотя общий долг у нас около 50% от ВВП. В некоторых европейских странах он намного больше, но у них кредиты долгосрочные, их не нужно погашать уже сейчас. В Украине первый пик выплат приходится на этот год. В 2012 году будет новый.

— С июля выросли зарплаты бюджетникам. Такое вливание денег в экономику провоцирует рост цен…

— Повышение зарплат нужно было закладывать в бюджет с 1 января — чтобы процесс проходил более эластично. А теперь, безусловно, есть угроза инфляции. Социальные стандарты можно повышать, если увеличилось производство товаров и услуг на внутреннем рынке. Если власть, не имея экономического резерва, хочет помочь гражданам — это инфляция. Политические обещания ничего не стоят без экономических результатов.

— Премьер Азаров не раз заявлял, что главный враг его правительства — инфляция, но, похоже, политические рейтинги важнее?

— Правительство хочет за один год погасить 40 млрд.грн. внутренних долгов. Вроде бы хорошо, но на самом деле это — искусственное вливание средств в финансовую систему. Происхождение этих денег не связано с ростом производства. Также Азаров недавно заявил, что с прошлого года на счетах правительства осталось 30 млрд.грн. Что это за деньги? Неизвестно. В Национальном банке этих денег нет, на едином казначейском счете — тоже нет. Нет официального подтверждения существования этих средств. И как только эти деньги запустят в систему — инфляция неизбежна. Потому что это не деньги — бумага.

— Как вы считаете, чиновники готовы слушать независимых экспертов, ученых, общественность?

— Пришла власть, которая считает, что ей не нужно ни с кем советоваться и никого спрашивать. Во время своего президентства Кучма хотя бы формально собирал экспертные совещания. Особых успехов от этого не было, но он хотя бы делал вид, что интересуется. Сегодня Ахметов нанимает иностранных экспертов, но они работают, прежде всего, на его бизнес. Тимошенко же говорила, что у нее советники из МВФ, что они лучшие в мире, хотя это просто клерки из солидной бюрократической конторы.

В США демократическая и республиканская партии имеют консалтинговые центры, координирующие усилия десятков аналитических институтов. Они подбирают кадры, собирают информацию, проводят обсуждения и показывают власти, какие могут быть подходы для решения тех или иных экономических, оборонных или социальных вопросов. Это гражданское общество, которое не просто указывает какой закон нужно принять, а рождает совокупность альтернатив, иных подходов. Украина живет по какой-то непонятной инерции. У нас нет современного подхода к проведению общественных реформ. Да, собственно, власти они и не нужны, если их не будет добиваться общество.